Брак между женщиной и мужчиной влечет за собой значительное количество юридических последствий в будущем. В частности, некоторые изменения касаются и правового режима права собственности супругов в отношении движимых и недвижимых объектов.

По общему правилу, имущество, приобретенное супругами за время брака, принадлежит жене и мужу на праве общей совместной собственности. Общность заключается в том, что и мужчина, и женщина, состоящие в браке, имеют равные права в отношении владения, пользования и распоряжения их имуществом. При этом распоряжение имуществом, приобретенным во время брака, происходит только по взаимному согласию.

Заключая договоры, стороной которого является один из супругов, считается, что он действует с согласия другого супруга. Наличие такого согласия может быть оспорено женой или мужем только по договорам, выходящим за пределы мелкого бытового договора. Особенностью мелкого бытового договора является невысокая стоимость предмета договора, направленность на удовлетворение бытовых потребностей личности. По результатам оспаривания договора он может быть признан недействительным.

В некоторых случаях согласие супругов должно быть письменным и, кроме того, еще и заверено нотариально. Договоры в отношении ценного имущества требуют обычного письменного согласия другого супруга. В случае заключения договора, требующего нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации, вторым из супругов должно быть предоставлено письменное согласие, заверенное нотариально. В случае невыполнения указанных положений договор, по требованию одного из супругов, может быть признан недействительным в судебном порядке.

Много вопросов возникает относительно того, распространяется ли режим общей совместной собственности на имущество, приобретенное во время брака, после расторжения брака. Да, распространяется. Указанное положение содержится в статье 68 Семейного кодекса Украины. Распоряжение в отношении такого имущества должно осуществляться исключительно по взаимному согласию супругов.

Интересное и важное решение в отношении распоряжения общим имуществом супругов было принято Большой Палатой Верховного суда в своем постановлении от 21 ноября 2018 года. В частности, этим постановлением БП Верховного суда отступила от выводов предыдущих решений Верховного суда Украины по применению норм о последствиях распоряжения совместным имуществом супругов без согласия другого из супругов в подобных правоотношениях.

Так, предварительные выводы Верховного суда Украины сводились к тому, что заключение одним из супругов договора по распоряжению общим имуществом без согласия второго из супругов может быть основанием для признания такого договора недействительным лишь в том случае, если судом будет установлено, что тот из супругов, который заключил договор в отношении совместного имущества, и третье лицо – контрагент по такому договору, действовали недобросовестно, в частности, третье лицо знало или по обстоятельствам дела не могло не знать о том, что имущество принадлежит супругам на праве общей совместной собственности, и тот из супругов, который заключает договор, не получил согласия другого из супругов.

Таким образом, Верховный суд Украины установил, что одним из обязательных условий признания недействительной сделки, совершенной без согласия другого из супругов, является недобросовестность. То есть, если судами устанавливался факт недобросовестности сторон договора, признание его недействительным представляется возможным.

Однако, рассматривая дело № 372/504/17 Большая Палата Верховного суда отметила, что такие выводы противоречат принципу равенства как имущественных прав супругов, так и равенству прав совладельцев, собственность которых является общей совместной, без определения долей. Большая Палата отступила от предыдущих выводов и сформулировала новый правовой вывод, который заключается в том, что отсутствие нотариально заверенного согласия другого из совладельцев (второго из супругов) на заключение договора ипотеки лишает совладельца, совершившего сделку, необходимых полномочий на заключение договора о распоряжении общим имуществом. Заключение такого договора свидетельствует о нарушении его формы и в соответствии с частью четвертой статьи 369, статьи 215 ГК Украины предоставляет другому из совладельцев (другому из супругов) право оспорить договор на основании его недействительности. При этом закон не связывает наличие или отсутствие согласия всех совладельцев на заключение договора ни с добросовестностью того из супругов, который заключил договор в отношении совместного имущества, ни третьего лица – контрагента по такому договору и не ставит вопрос обжалования договора в зависимость от добросовестности сторон договора.

Вышеупомянутое решение будет иметь достаточно существенное влияние при рассмотрении подобных дел. При этом дела не обязательно должны касаться признания недействительными ипотечных договоров (который был предметом спора вышеупомянутого дела), но и других договоров (например, договор купли-продажи недвижимого объекта), при заключении которых требуется их нотариальное удостоверение и (или) государственная регистрация.

Итак, если вы не давали нотариального согласия на совершение подобных сделок, у вас есть все шансы признать такую сделку недействительной в судебном порядке.

© Юридическая компания "АРЕС". Все права защищены. Использование материалов и новостей сайта разрешается при условии ссылки на www.areslex.com. Обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в любом абзаце на цитируемую статью или новость.