В условиях кризиса, развернувшегося под влиянием политических и экономических вызовов в Украине, на фоне нестабильного налогового законодательства возросло количество предприятий, имеющих неудовлетворительное финансовое состояние, а именно испытывающих проблемы с платежеспособностью, что зачастую приводит к банкротству отечественных предприятий.

Одной из главных фигур в процедуре банкротства, которая руководит реализацией, реструктуризацией, санацией и распоряжением имуществом банкрота, является арбитражный управляющий, назначаемый хозяйственным судом для осуществления соответствующего действия.

Рассматривая процедуру распоряжения имуществом должника, следует более детально остановиться на вопросе полномочий распорядителя имуществом. Дело в том, что случаются ситуации, когда имущество должника, фактически предназначенное для удовлетворения денежных требований кредиторов, незаконным образом выбывает из собственности должника. Причины могут быть разные – от неправомерного заключения сделок до незаконного проведения регистрационных действий. Несмотря на введение процедуры банкротства, на предприятии продолжают действовать его органы управления, находящиеся под постоянным наблюдением распорядителя имуществом. Такой «дуализм» может вызвать неопределенность относительно того, кто должен совершать активные действия, направленные на возвращение имущества, выбывшего незаконным путем.

Учитывая сложившуюся ситуацию, Верховным Судом от 27 февраля 2020 года по делу № 922/1134/17 была сформирована дельная правовая позиция. Предметом спора по данному делу являлись требования распорядителя имуществом о признании права собственности и виндикации имущества в пользу юридического лица, в отношении которого он выполнял определенные полномочия (распорядителя имуществом).

Для понимания проблемы распоряжение имуществом является системой мероприятий по надзору и контролю над управлением и распоряжением имуществом должника с целью обеспечения сохранения, эффективного использования имущественных активов должника, проведения анализа его финансового положения, а также определения следующей оптимальной процедуры (санации, мирового соглашения либо ликвидации) для удовлетворения в полном объеме или частично требований кредиторов.

Рассматривая вопрос полномочий распорядителя имуществом, суд пришел к выводу, что на стадии распоряжения имуществом законодатель четко определил полномочия распорядителя имущества касательно требования о признании недействительными сделок, заключенных должником, однако не наделил его полномочиями относительно заявления требований виндикационного характера, поскольку на стадии распоряжения имуществом существуют органы управления должником, созданные в соответствии с его учредительными документами, к полномочиям которых отнесено осуществление оперативно-хозяйственной деятельности должника, частью которой является обращение в суд с требованиями о возвращении должнику его имущества (имущественных прав). Также распорядитель имущества не имеет полномочий относительно принятия мер по признанию права собственности на имущество должника при наличии таких полномочий у органа управления должником на стадии распоряжения имуществом.

Норма о признании недействительными сделок, заключенных должником, не предоставляет распорядителю имущества полномочий на обращение в суд в интересах должника с требованиями о возврате имущества в пользу должника. Следовательно, требование о возврате имущества и о признании за ним права собственности на спорное имущество может заявить только его владелец в соответствии со статьями 387, 392 ГК Украины. Что касается юридического лица, то субъектом такого обращения является непосредственно его орган управления.

Однако в каждой ситуации следует выяснять вопрос о том, не были ли прекращены полномочия руководителя должника и исполнительных органов его управления, что имеет последствием возложение их обязанностей на распорядителя имуществом. Ведь при таких условиях распорядитель вправе обращаться в суд с данными требованиями.

По обстоятельствам дела не было установлено, что распорядитель выполняет обязанности руководителя должника, а потому Верховный Суд пришел к выводу, что распорядитель имуществом не наделен по делу о банкротстве вышеприведенными полномочиями, в результате чего согласился с решениями судов первой и апелляционной инстанций и оставил их без изменений, однако именно по основаниям отсутствия полномочий.

Следует отметить, что дело рассматривалось со ссылкой на нормы Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» (который на сегодня утратил силу в связи с принятием Кодекса Украины по процедурам банкротства), поскольку спорные правоотношения возникли во время действия данного законодательного акта. Однако это не влияет на актуальность правовой позиции, поскольку правовое регулирование процедуры распоряжения имуществом в свете этого дела не изменилось.

© Юридическая компания "АРЕС". Все права защищены. Использование материалов и новостей сайта разрешается при условии ссылки на www.areslex.com. Обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в любом абзаце на цитируемую статью или новость.