Наследование корпоративных прав всегда являлось сложным процессом для понимания обычными гражданами. Как известно, человек может унаследовать только вклад в уставном капитале, но не само право участия в юридическом лице. Хотя после принятия нового Закона «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» данная проблема по большому счету разрешилась, но с некоторыми другими формами объединения граждан до сих пор возникают трудности.

Данному вопросу посвящено постановление Большой Палаты Верховного Суда от 18.03.2020 г. по делу № 129/1033/13-ц. Дело касалось в том числе наследования права на участие в управлении коллективным предприятием. Основная проблема в этом вопросе заключалась в отсутствии законодательного урегулирования деятельности коллективных предприятий.

В связи с этим Верховный Суд применил аналогию закона, указав положения законодательства о производственных кооперативах. Так, в случае смерти члена производственного кооператива его наследники могут быть приняты в члены кооператива, если иное не установлено уставом кооператива. При отказе принять наследников в члены кооператива кооператив выплачивает наследникам стоимость пая умершего члена кооператива.

В соответствии с пунктом 4.1 устава коллективного предприятия в составе предприятия присутствуют: 1) совладельцы – участники предприятия, доля которых в коллективной собственности определена учредительным договором; 2) сотрудники. Первые обладают корпоративными правами, в частности, на получение дохода от процентных начислений на их вклады и на участие в управлении предприятием. Вторые по общему правилу корпоративных прав не имеют и приобретают права и обязанности в соответствии с условиями трудового договора. Однако по смыслу пункта 4.2 Устава в указанной редакции принятые на работу сотрудники могут стать новыми совладельцами при соблюдении следующих условий: 1) они проработали на предприятии не менее трех лет; 2) подали личное заявление; 3) осуществили соответствующий вклад средств, подтвержденный имущественным сертификатом, согласно пунктам 3.5 и 5.1 Устава в указанной редакции; 4) правление приняло решение о принятии этих сотрудников в состав совладельцев.

Судами не было установлено, что по уставу в редакции 1996 года право на участие в общем собрании работающих совладельцев предприятия приобретал каждый наследник умершего работающего совладельца. Таким образом, по установленным судами обстоятельствам дела право собственности на имущественную долю в уставном фонде предприятия не означает наличие права на участие в управлении данным предприятием. Истец признал в порядке наследования право собственности на часть той имущественной доли в уставном фонде предприятия, принадлежавшей отцу истца (не указав конкретный размер такой доли), а так же признал в порядке наследования право собственности на имущественную долю в уставном фонде предприятия после смерти матери, – был владельцем именно этих долей и мог по уставу в редакции 1996 года, который оставался действующим и на момент возникновения спорных правоотношений, претендовать либо на выплату стоимости вклада (доли) умерших родителей, либо – при соблюдении критериев, определенных пунктом 4.2 Устава и при наличии соответствующего решения правления, – на приобретение статуса нового совладельца предприятия.

Иными словами, наличие у истца права собственности на имущественные доли в уставном фонде предприятия не означает наличие у истца статуса совладельца предприятия согласно критериям, определенным в пункте 4.2 Устава в редакции 1996 года. А соответствие таким критериям суды первой и апелляционной инстанций на основании собранных доказательств не установили. В частности, было указано, что истец 3 марта 2010 года назначен на должность директора предприятия, о чем внесена соответствующая запись в государственный реестр, то есть был принят на работу. Но не был установлен тот факт, что к возникновению спорных правоотношений в 2012 году он проработал на предприятии не менее трех лет, а также то, что правление предприятия приняло решение о принятии истца в состав совладельцев, как этого требовал пункт 4.2 устава в редакции 1996 года. Поэтому вывод о том, что истец является работающим совладельцем предприятия и имеет право на участие в общем собрании таких совладельцев, не основывается на нормах материального права.

По этой причине Большая Палата Верховного Суда посчитала соответствующий аргумент кассационной жалобы обоснованным.

Оформление наследства в Киеве важный этап требующий привлечения адвоката или юриста.

© Юридическая компания "АРЕС". Все права защищены. Использование материалов и новостей сайта разрешается при условии ссылки на www.areslex.com. Обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в любом абзаце на цитируемую статью или новость.