Недавно судом Украины было рассмотрено интересное и не заурядное дело о расторжении брака между гражданином США и гражданкой Украины. Заочным решением брак между истцом и ответчиком был расторгнут. Основным мотивом принятого решения являлось то, что стороны с 2014 года проживают отдельно, в разных странах, истец – в США, а ответчик – в Украине, шагов к примирению не осуществляли, восстанавливать отношения истец не желает, дальнейшая совместная жизнь сторон и сохранение их брака являются нецелесообразными, и это противоречит интересам истца.

Ответчик, не согласившись с принятым решением, в свою очередь, подал в ВС кассацию на принятые решения первой и второй инстанций, в которой просил их отменить указанное решение и принять новое решение об отказе в иске. Кассационная жалоба была обоснована тем, что при принятии оспариваемых судебных решений не были применены нормы Закона Украины № 2709-IV, поскольку истец является гражданином США, одновременно ответчик имеет официальный вид на жительство в США. Следовательно, возникшие правоотношения обладают признаком иностранного элемента.

Ответчик утверждает, что между сторонами нет никаких разногласий по последнему месту проживания мужа и жены – США, супруги никогда не проживали совместно на территории Украины. Также, по мнению ответчика, судебные органы:

– не выяснили и не исследовали права, подлежащее использованию при рассмотрении вопроса о расторжении союза, также не приняли во внимание, что семейное законодательство штата Вирджиния предусматривает, что вместе с расторжением брака судебный орган должен решить всевозможные правоотношения как имущественного, так и неимущественного характера между сторонами: раздела общего имущества супругов, назначения алиментов на детей, назначения алиментов на жену, определения места жительства детей, установления единоличной опеки над детьми;

– не исследовали вопрос наличия или отсутствия спора по содержанию и месту жительства детей и имущественного спора между сторонами; в апелляции указанные нарушения не установлены. Обращаясь с иском в украинский суд, истец избегает раздела имущества супругов, назначения содержания и алиментов в пользу ответчика и детей в США и лишает ответчика права на судебную защиту в отношении имущественных и финансовых вопросов после расторжения брака в США;

– не обратили внимания, что истец не имеет места проживания и имущества в Украине, поэтому судебные органы Украины не могут рассматривать данный спор. Судебные органы ограничили ответчика в реализации его права на справедливый суд, чем допустили нарушение норм процессуального закона;

– судебные органы при рассмотрении дела не исследовали обстоятельства, имеющие значение для дела, поскольку стороны до конца 2018 года вели совместное хозяйство.

Изучив указанные материалы, ВС сделал следующие выводы. Определяя, что является совместным личным законом супругов, необходимо учитывать положения ч. 1 ст. 16 Закона № 2709-IV, согласно которому личным законом физического лица считается право страны, гражданином которой он является. Как было установлено судами, истец является гражданином США, а ответчик – гражданкой Украины, поэтому согласно части первой ст. 16 упомянутого Закона у сторон отсутствует общий личный закон супругов. Поскольку установлено, что между мужем и женой совместно не избран личный закон, право будет применяться к правовым последствиям союза мужа и жены. Отсутствует подтверждение при установленных фактических обстоятельствах и для вывода о праве государства, с которым оба супруга имеют более тесную связь. Изучая вопрос использования коллизионной привязки lex domicilii, ВС учел, что эта норма определяет для супругов право государства, в котором у них было совместное проживание, при условии, что один из супругов проживает в этом государстве, в случае, если фактические брачные отношения между сторонами не прекратились. При таких фактических обстоятельствах дела происходит отсылка национального законодательства Украины к применению права США при решении спора о расторжении брака. В законодательстве США изложена коллизионная привязка к закону суда, рассматривающего спор (lex fori).

То есть, учитывая коллизии норм национального законодательства Украины и права США, ВС руководствуется правилами обратной отсылки, поскольку судебными органами установлено, что спор касается личного и семейного статуса физического лица.

Оценивая доводы касательно нарушения интересов ответчика в ходе рассмотрения и разрешения спора с участием ответчика – гражданки Украины – ВС обязан учесть противоречивое поведение заявителя. ВС обращает внимание на тот факт, что касательно истребования финансового содержания ответчик сообщил в окружной суд Фэрфакс, что последний раз муж и жена проживали вместе в качестве супругов в Украине, а с 3 сентября 2018 года стороны начали сознательно и на постоянной основе проживать отдельно. В то же время в кассационной жалобе ответчик утверждает, что они проживали в США. Приведенное свидетельствует о противоречивом поведении заявителя и дополнительно подтверждает, что к спорным правоотношениям в определении оснований для прекращения брака необходимо использовать законодательство Украины с привязкой lex fori.

Таким образом, основываясь на указанных материалах, ВС принял решение кассационную жалобу ответчика оставить без удовлетворения.

© Юридическая компания "АРЕС". Все права защищены. Использование материалов и новостей сайта разрешается при условии ссылки на www.areslex.com. Обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в любом абзаце на цитируемую статью или новость.