Более года назад вступили в силу изменения в Хозяйственный процессуальный кодекс и другие процессуальные акты. Данные изменения были направлены на то, чтобы снизить нагрузку на суды кассационной инстанции. Однако являются ли эти изменения обоснованными и действительно ли помогут судам осуществлять правосудие? По этому поводу судьей КХС Иваном Мищенко была создана презентация.

Посмотрев на старую редакцию статьи 287 ХПК, можно увидеть, что основанием для пересмотра дел кассационным судом является неправильное применение норм материального и процессуального права. В этой же статье чуть ниже приведены 2 исключительных случая, когда дело не подлежит рассмотрению судом кассационной инстанции.

В действующей редакции данной статьи мы увидим, что понятие неправильного применения норм материального и процессуального права существенно сужается, так как в статье приведены исключительные случаи, когда дело подлежит рассмотрению судом кассационной инстанции, а именно:

  • если судом не был учтен вывод ВС относительно подобных правоотношений;
  • если жалобщик обоснованно считает, что существует необходимость отступления от вывода ВС;
  • если нет вывода ВС относительно подобных правоотношений.

Кроме того, ст. 300 ХПК также претерпела изменения. В частности, кассационный суд при пересмотре дела ограничивается требованиями и доводами кассационной жалобы. То есть выйти за рамки таких требований суд не может.

Результат рассмотрения спора также изменился. Теперь, кроме традиционной триады:

1)   судебное решение без изменений

2)   судебное решение отменить, дело направить на новое рассмотрение;

3)   судебное решение отменить, принять новое решение

был добавлен в еще один вариант: закрытие кассационного производства, который возможен только по следующим основаниям:

  • если при открытии дела было установлено, что существует вывод ВС, регулирующий такие правоотношения;
  • если жалобщик в кассационной жалобе ссылался на вывод ВС, а судом было установлено, что правоотношения не является подобными.

Как видим из таких изменений, суд кассационной инстанции действительно должен рассматривать меньше дел, поскольку право на пересмотр дела распространяется только на исключительные категории дел, и тратить меньше времени на рассмотрение конкретного дела, поскольку суд рассматривает дело только в рамках, заявленных кассатором. Идея является довольно привлекательной, но какие подводные камни кроются за этим? К примеру, судьей Иваном Мищенко были по заданы справедливые вопросы:

  • Что же можно считать выводом Верховного суда?
  • При каких обстоятельствах такой вывод может быть сформирован?
  • Является ли выводом ссылки на нормы права (общие принципы)?

Если применить вывод можно лишь в том случае, если правоотношения являются подобными, то есть тождественными в субъектном составе участников отношений, объекте и предмете правового регулирования, а также в условиях применения правовых норм (в частности, времени, месте, основаниях возникновения, прекращения и изменения соответствующих правоотношений), то получается, что кассационному суду при рассмотрении каждого дела нужно анализировать и сопоставлять все эти обстоятельства, чтобы определить, являются ли правоотношения по делу подобными выводу ВС; такие изменения в законодательство только затягивают рассмотрение дел Верховным судом.

Поскольку однозначных ответов на вопросы судьи нет, изменения в процессуальное законодательство сформированы с нарушением юридической техники, кроме того, не были учтены мнения ни судей ВС, ни ученых, не был введен «переходный» период, а эти изменения буквально через месяц после их поддержания Верховной Радой вступили в силу, то их можно считать лишь осложнившими работу судов кассационной инстанции.

© Юридическая компания "АРЕС". Все права защищены. Использование материалов и новостей сайта разрешается при условии ссылки на www.areslex.com. Обязательной является прямая, открытая для поисковых систем, гиперссылка в любом абзаце на цитируемую статью или новость.